Вторая Украина: Власти Молдовы ограничивают контакты своей молодежи с Россией

Вторая Украина: Власти Молдовы ограничивают контакты своей молодежи с Россией

Молдавские власти идут по стопам Украины, сделав одной из основных целей своей внутренней и внешней политики максимальный разрыв связей с Россией, не считаясь ни с позицией жителей страны, ни с тем ущербом, который им наносит такая политика. Особенно последовательно этот курс реализуется в отношении молодежи.

Все, кто следит за актуальной политической повесткой, не могли не заметить, что информационные поводы, так или иначе связанные с Молдовой, в последнее время обсуждаются в массмедиа все чаще и чаще. И многие из них вызывают тревогу. Причина тому — последовательная выраженно антироссийская политика нынешней молдавской власти, направленная, с одной стороны, на подавление многочисленных сторонников партнерских отношений с Россией внутри страны, с другой — на создание дополнительной напряженности для Москвы на внешнем контуре.

Достаточно вспомнить, что президент Молдовы Майя Санду до сих пор отказывается подписать указ о включении в состав правительства избранную еще прошлым летом главу Гагаузии Евгению Гуцул, главная претензия к которой де-факто — ее пророссийская, как и подавляющего большинства жителей Гагаузской автономии, позиция.
Кроме того, в Москве недавно состоялся съезд нового молдавского политического блока «Победа», ориентированного на сотрудничество с Россией, в который вошли несколько политических партий и целый ряд известных молдавских политиков. Понятно, что в российской столице его проводили не от хорошей жизни, а из-за преследований и препятствий со стороны молдавской власти.

При этом руководство Молдовы регулярно заявляет о полной поддержке Киева. И если не прямо поощряет, то «не замечает» попыток обострить ситуацию в Приднестровье со стороны Украины. В свою очередь Кишинев тоже наращивает давление на Тирасполь и, по всей видимости, всерьез рассматривает возможность воспользоваться обстановкой в регионе для силового решения конфликта. Все это говорит о том, что Молдова идет во многом по пути, уже пройденному Украиной.

В неформальном общении представители экспертного сообщества обеих стран еще до украинских событий 2014 года часто шутили, говоря, что «Молдова — это маленькая Украина, а Украина — это большая Молдова». Несмотря на то, что население и территория Молдовы меньше украинских на порядок, у обеих стран действительно много общего. В политической культуре; в географическом расположении на фронтире между Россией и ЕАЭС — с одной стороны, и Евросоюзом — с другой; в той роли, которую этим странам отводят западные союзники; в несамостоятельности огромной части элиты, сделавшей «евроинтеграцию» почти религией, и готовой без особых сомнений использовать свою страну вместе со всеми ее жителями как инструмент борьбы с Россией. К сожалению, сегодня все более вероятно, что и последний «украинский шаг» — переход к вооруженному противостоянию — тоже может быть сделан.

Именно для того, чтобы иметь полную свободу маневра вплоть до этого последнего шага сегодня и зачищается оппозиция в Молдове, форматируются СМИ, ведется работа с гражданами, в первую очередь с молодыми. Все это мы уже видели на Украине.
Многие действия украинской власти в предыдущее десятилетие могут показаться абсурдными, если исходить из того, что главная их цель — развитие страны, но если анализировать их с позиции, что одна из основных целей — максимальное дистанцирование от России, разрыв связей во всех сферах, вплоть до личных взаимоотношений людей, тогда они уже будут выглядеть более чем логичными. Такой подход применим и к ситуации в современной Молдове, где предпринимаются последовательные и продуманные действия в том же направлении, что и на Украине, а интересы людей если и берутся в расчет, то по остаточному принципу. При этом не стоит забывать, что из более чем миллиона граждан Молдовы, живущих за границей, около трети находится в России, а пророссийские партии имеют сопоставимую с прозападными поддержку.

И отдельно нужно сказать несколько слов о молодежи, которая в Молдове традиционно достаточно активна в общественно-политической сфере.

Европейцы умеют работать с молодежью и делают это эффективно в том числе и в Молдове — при поддержке властей страны. Одна из основных целей тут все та же: максимальное дистанцирование от России, а не создание возможностей для развития молодых людей.

Но, несмотря на все усилия и время, которое прошло после распада Советского Союза, «мягкой силы» Запада оказалось недостаточно для достижения этой цели. Поэтому все больше используются разного рода административные и другие препятствия для взаимодействия молдавской молодежи с их сверстниками из России, а также участия в молодежных проектах, реализующихся в рамках Союзного государства, ЕАЭС, БРИКС и других незападных многосторонних форматах.

Сегодня в России и в других странах ЕАЭС проводится много разных мероприятий и реализуется ряд программ, дающих молодежи из разных государств дополнительные возможности для реализации и саморазвития.

Мне часто приходилось критиковать политику России и других стран ЕАЭС, ориентированную на молодежь, особенно в сравнении с тем, как это дело поставлено на Западе. Но нельзя не признать и определенные подвижки в этом направлении. В предыдущем материале для RuBaltic.Ru я писал, насколько важны такие мероприятия, как Всемирный фестиваль молодежи или очередной Евразийский экономический форум молодежи, который в эти дни как раз проходит в Екатеринбурге. Интерес к ним в Молдове тоже достаточно высок, поэтому в свете сказанного выше неудивительно, что официальные представители Молдовы не только не принимают в них участие, но и используют все доступные инструменты давления, чтобы осложнить участие в них студентов и сотрудников вузов даже в частном порядке. Потому что чем больше будет такого нормального человеческого взаимодействия, чем больше будет понимания, какие возможности дают совместные проекты, тем сложнее будет реализовать сценарий с использованием Молдовы как очередного тарана против России — даже при антироссийской повестке в образовании и большинства СМИ.

Роман Травин, политолог, руководитель проекта «Открытая аналитика», преподаватель Белгородского государственного национального исследовательского университета