Объединились ради сохранения суверенитета: ЕАЭС исполняется 10 лет

Объединились ради сохранения суверенитета: ЕАЭС исполняется 10 лет

В этом году Евразийскому экономическому союзу исполняется десять лет, а 8 мая в Москве состоится юбилейный саммит ЕАЭС, в котором примут участие лидеры стран — членов Союза, а также государств, являющихся наблюдателями в организации. Круглые даты — это всегда повод подвести итоги, поговорить о достижениях и проблемах, оценить перспективы.

Для начала немного истории. Договор о Евразийском экономическом союзе был подписан Беларусью, Казахстаном и Россией 29 мая 2014 года в казахстанской столице Астане. Позже, в том же 2014 году, к ЕАЭС присоединились Армения (в октябре) и Кыргызстан (в декабре). С тех пор и до настоящего момента членами Союза остаются эти пять государств. Путь к Евразийскому экономическому союзу был небыстрым и занял 20 лет. Ему предшествовало создание Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), Таможенного союза (ТС) и Единого экономического пространства (ЕЭП). В свое время, когда эти названия регулярно мелькали в медиа, в них часто путались даже люди, интересующиеся политикой, не говоря о сегодняшнем дне, когда они уже в значительной степени подзабыты. Но если говорить просто, то это были не отдельные структуры, а скорее разные степени или этапы интеграции на пути к нынешнему Евразийскому экономическому союзу.

В преддверии запланированного на 8 мая юбилейного заседания Высшего Евразийского экономического совета советник Президента России Юрий Ушаков привел статистические данные, говорящие о достижениях ЕАЭС за первые десять лет его существования.

В частности, совокупный ВВП входящих в Союз стран вырос с 1,6 до 2,5 триллиона долларов. Объем взаимной торговли увеличился в два раза — до 80,5 миллиарда долларов. Товарооборот с третьими странами увеличился на 60%. Внешний долг сократился на 15%. Взаимные прямые инвестиции составили 17,7 миллиарда долларов.

О потенциале ЕАЭС говорят не только приведенные цифры, но и то, что можно назвать «оценкой геополитического противника». На Западе всегда воспринимали любые интеграционные проекты на постсоветском пространстве с участием России как угрозу и последовательно стремились их торпедировать, действуя в каких-то случаях достаточно тонко, а иногда и совершенно прямолинейно, не стесняясь. Чем более глубокой становилась степень интеграции, тем более активным и агрессивным делалось и противодействие со стороны ЕС и США. Апогея такая деятельность достигла на Украине.

Стремление ограничить настолько, насколько возможно, сотрудничество Украины с Россией, в том числе в рамках многосторонних форматов, таких как ЕАЭС, во многом привело к «евромайдану», государственному перевороту в Киеве в 2014 году, запустив всю последовавшую за ним цепь событий.

Все время существования ЕАЭС продолжались попытки оказать давление на страны, входящие в Союз, с целью остановить или ограничить интеграционные процессы на евразийском пространстве. Особенно активно — после 2022 года. Сегодня главным объектом давления стала Армения. По этому поводу в апреле текущего года российский МИД даже опубликовал официальное заявление, в котором, в частности, было отмечено: «Очевидно, что Запад хочет превратить Армению в инструмент реализации своих крайне опасных замыслов на Южном Кавказе. Нам известно, что Вашингтон и Брюссель — под эфемерные обещания — добиваются выхода Армении из ОДКБ и ЕАЭС, вывода российской военной базы и пограничников. Призываем руководство в Ереване не дать Западу обмануть себя и повести страну по ложному пути». Саммит 8 мая пройдет под председательством премьер-министра Армении Никола Пашиняна, на этот же день запланирована его встреча с Владимиром Путиным, и в Кремле уже отметили, что этой встрече придается большое значение именно в связи с отмеченными выше проблемами.

Разумеется, списывать имеющиеся в ЕАЭС проблемы только на враждебную деятельность извне нельзя. Как и в любой другой организации, самые серьезные вызовы — внутренние. Это и диспропорции в социально-экономическом развитии, и специфика становления государственности стран, входящих в ЕАЭС, после распада СССР, и вопросы миграции, и многое другое.

Однако нет сомнений, что за эти годы ЕАЭС прошел проверку на прочность и успешно преодолел целый ряд кризисов, а сегодня дает входящим в него странам целый ряд преимуществ — как в экономической сфере, так и в политической.

Участие страны в любом союзе диалектично. С одной стороны, оно накладывает обязательства и несколько ограничивает суверенные решения, с другой — наоборот, позволяет более эффективно отстаивать суверенитет и сохранять субъектность при давлении извне, ссылаясь на взятые на себя союзнические обязательства. Что особенно ярко проявилось на фоне масштабных антироссийских санкций, многие из которых Москва обходит именно при помощи других стран ЕАЭС, а они, в свою очередь, очень хорошо на этом зарабатывают, объясняя сотрудничество своего бизнеса с контрагентами из России действующими правилами ЕАЭС.

В этом контексте стоит вспомнить участие Беларуси в Союзном государстве, предполагающем еще более тесную кооперацию по самому широкому кругу направлений. Оно наглядно показывает, как членство в незападных интеграционных объединениях помогает сохранить суверенитет.

Сейчас Беларусь — одно из наиболее субъектных государств в современной Европе, что особенно очевидно в сравнении с рядом ее ближайших соседей.

Мне и многим другим коллегам уже неоднократно приходилось отмечать, что опыт Союзного государства может быть применим и для дальнейшего развития ЕАЭС при наличии соответствующей политической воли. Что было бы очень полезно для всех его участников на современном этапе, потому что лишь собственные многосторонние форматы и интеграционные проекты позволят сохранить конкурентоспособность не только на сырьевых рынках, но и в высокотехнологичных отраслях.

Роман Травин, политолог, руководитель проекта «Открытая аналитика», преподаватель Белгородского государственного национального исследовательского университета